Sākumlapa  |  Forums  |  Raksti  |  Blogi  |  Galerijas  |  Zīdīšanas konsultanti  |  Nodarbību saraksts
по-русски   latviski

FotoGalerija

Nodarbības


nabassaite.lv

FotoGalerija

FotoGalerija

Radošā darbnīca

Pērk un pārdod




Фрагмент из книги Г.И. Кабаковой «Антропология женского тела в славянской традиции» (изд. научно-издательский центр «Ладомир», М. 2001).

Приведенные материалы были собраны автором в этнографических экспедициях по Полесью.


...Остановлюсь подробнее на таком важном для определения сексуальной и матримониальной стратегии ребенка жесте, как повивание, которое в принципе тоже было частью ремесла повитухи (на что указывает русский термин). Некоторые считают, что на пеленки может быть использован любой кусок материи, любой текстильный предмет, бывший в употреблении (рушник, скатерть, тряпка, словом, что угодно), однако чаще всего предпочтение отдается предметам одежды родителей.

В этом случае возможны три типа решений.

  1. Недифференцированное использование одежды. Любая одежда, кому бы она ни принадлежала, отцу или матери, годится для детей обоего пола. По мнению других, мужская рубашка предпочтительна, поскольку она шире, а значит, удобнее.

  2. Использование одежды родителя того же пола, что и младенец: мальчика пеленают в отцовскую одежду (рубаху, штаны), девочку — в материнскую. Такой выбор обеспечивает правильное наследование семейных ценностей, а значит, и сексуальных ролей: дочь наследует моральные и физические качества матери, а сын — отца. Такая стратегия подкрепляется соответствующими пожеланиями, сопровождающими пеленание: «Коб такий быу крэпкии, як твой батька крэпкий» (Ласицк). Нарушение этого правила ведет к искажению «ролевого» поведения. Мужская одежда, использованная для повивания девочки, поможет ей в будущем избавиться от застенчивости перед парнями, а материнская рубашка сделает парня кротким в семейной жизни («коб поччынявся жинци, як ожэницця» — Лк> бязь). Отклонение от мужского стереотипа проявляется в физической слабости, неумелости в работе: «Хлопця нэ можно у жэнское, у спрдницю завэрчиваты: як будэ вэзти жыто, йому хвура пэрэкиница» (Олтуш. — «Мальчика нельзя в женское, в юбку заворачивать: когда будет везти жито, у него телега перевернется»).

    Подобное предубеждение против инверсии в одежде сохраняется и позднее. А. Сержпутовский объясняет запрет пользоваться одеждой противоположного пола тем, что черт подменит таких людей: из мужчины он сделает женщину, а из женщины — мужчину и заставит их себе служить (Сержпутоуский 1930: 119- 1).

    Для девочки такая инверсия чревата потерей способности к деторождению, а значит, и сексуальной «идентичности». Заверни ее в мужскую рубаху — и она будет «пустой», бездетной, поэтому и стараются брать на пеленки для девочки юбку (Любязь). Страх перед тем, что «травестия» пагубно скажется на главной биологической функции женщины, возникает и во время свадьбы. Если в некоторых местностях, как я упоминала, мужская шапка, надетая на невесту, должна гарантировать мужское потомство, в других, напротив, она осмысляется как причина бесплодия: «Як невисте на голову шапку накладут, так мужчиной и останеця, дитей нэ будет» (Берестье).

    Если бесплодие считается главным проклятием, то вполне естественно выглядит обращение к предметам, символизирующим обилие, плодородие, богатство, например, вывернутой мехом наружу шубы, на которую кладут новорожденного (Ополь, Ровбицк).

  3. Инверсия, использование в качестве пеленок одежды, принадлежащей противоположному полу. Делается это по нескольким мотивам. Во-первых, чтобы повлиять на «демографическую» ситуацию в семье. Например, так поступают, если в семье рождаются только девочки (Сержпутоусга 1930: 152) или чтобы за первенцем-мальчиком последовала девочка (Лисятичи}. Другим важным соображением было стремление вызвать любовь противоположного пола.

    Отцовская рубаха должна гарантировать девочке любовь родителя, что особенно важно в случае рождения этого в некотором смысле «неудачного» ребенка («штоб батька жалеу» — Грабовка), поскольку девочки были менее желанными, чем мальчики. Контакт с отцовской одеждой и был актом интеграции в семью.

    Считается, что контакт с отцовской одеждой, пропитанной мужским запахом, сделает девочку охочей до молодых людей, «горячей», а из мальчика, проникшегося женскими ароматами, вырастет любитель женского пола. В 1997 г. моя основная информантка рассказала мне историю своей свекрови и ее младшего сына, родившегося в 1968 г., который все еще ходил холостяком. «Она (т. е. свекровь) казала: ти не жэнисся, бо я тэбэ дома родила и завэрнула у бабину сгадницю. Дiвчат куча, а жэницця нэ хочэш. Кажэ: дiвчатам закажу, шоб бiльш так нэ робили, кажэ» (Речица. — ЛА-1997. — «Она (свекровь) сказала: "Ты не женишься, потому что я тебя дома родила и завернула в бабушкину юбку. Девчат куча, а жениться не хочешь. — Говорит: "Девчатам запрещу, чтобы больше так не делали", — говорит»).

Итак, ранний контакт с одеждой, принадлежащей лицу противоположного пола, как полагают, стимулирует сексуальную активность. Но излишняя пылкость — качество обоюдоострое, особенно если речь идет о девочках. Успех у мужского пола предполагает риск внебрачной беременности, а незаконный ребенок становится препятствием для брака. Поэтому слишком выраженная сексуальность в конечном счете может помешать достижению двух главных целей матримониального проекта: заключению брака и рождению законного потомства.

На чьей бы одежде ни остановили свой выбор мать и повитуха, она непременно должна быть поношенной и нестираной, поскольку одежда, не несущая на себе следов пота и прочих выделений, не поможет новорожденному. Новая вещь, никогда не бывшая в контакте с человеком, не «одушевленная» его присутствием, воспринимается как нейтральная, а значит, не пригодная в магии.

Напротив, любая «старизна», старая вещь, расценивается как эффективное средство от сглаза (например, полотенце). А так как страх перед враждебными силами будет долго преследовать родителей, то с пеленками — первым защитным покровом младенца, к которому крепится оберег (нож, иголка, хлеб и соль, уголек, освященный мак), — ребенок не будет расставаться ни на миг, особенно до момента крещения; дело доходит до того, что отцовскую рубаху с него не снимают и во время купания.

Дополнительным апотропейным приемом выступает рубашечка, которую надевают на младенца наизнанку. Но если и эта предосторожность не поможет, то «испорченного» ребенка будут лечить с помощью все той же родительской одежды: мальчика будут протирать юбкой, чтобы снять «уроки», а девочку — штанами (Олтуш. — ЛА-1995).





14

Publicēts: четверг, 14 Июля 2005
Skatīts 6284





© Aizliegts izmantot materiālus bez administrācijas rakstiskas atļaujas



Рига, Латвия
Svētd., 22/09
nakts

mākoņains

/images/weather/n_2_10_0_0.jpg
12°..14°

Vējš R, 5-7 m/s
Atm. spiediens 758..760 mm
Svētd., 22/09
rīts

apmācies

/images/weather/d_3_10_0_0.jpg
11°..13°

Vējš Z, 3-5 m/s
Atm. spiediens 758..760 mm
Svētd., 22/09
diena

apmācies

/images/weather/d_3_10_0_0.jpg
9°..11°

Vējš ZR, 3-5 m/s
Atm. spiediens 761..763 mm
Svētd., 22/09
vakars

skaidrs

/images/weather/n_0_10_0_0.jpg
7°..9°

Vējš Z, 3-5 m/s
Atm. spiediens 763..765 mm

Piedavāts Gismeteo.Ru

Tagad portalā 1 viesu un 29 lietotāju.
Ja Jums ir vispārīgi jautājumi, lietišķi piedāvājumi vai ieteikumi, uzrakstiet mums vēstuli
© KKM Klubs 2006 — 2019