Sākumlapa  |  Forums  |  Raksti  |  Blogi  |  Galerijas  |  Zīdīšanas konsultanti  |  Nodarbību saraksts
по-русски   latviski

FotoGalerija

FotoGalerija

Nodarbības un ekskursijas


nabassaite.lv





photoprint


FotoGalerija

FotoGalerija

Radošā darbnīca

Pērk un pārdod




MargG


Жижельские зарисовки

Проснулись мы довольно рано, так как гостиница не была оснащена привычными здесь непроницаемыми металлическими ставнями, поэтому солнце через маленькое оконце своевременно оповестило нас о наступлении утра и необходимости новых свершений. Уютно позавтракав в тишине холла, мы решили, не дожидаясь Бадьки, ускакать в город. Вернее, решила я, потому как Женя сомневался, что я так уж реально представляю, где и как нам самостоятельно искать мой дом и прочие места боевой славы.

Но трёхэтажный город лежит, как на ладони, а высокое остриё мэрии видно почти из любой его точки, я же твёрдо знаю, что мой дом – возле мэрии. Хотя про твёрдость – название родной улицы я так и не вспомнила, вернее, вспомнить и не могла – никогда и не знала. Советские специалисты жили довольно обособленно, поэтому ориентиры и стратегические точки у них имели свои оригинальные названия. И все местные в те времена поняли бы, о чём речь. Поэтому по приезде отец научил меня только одному на случай, если заблужусь или потеряюсь, - месье Ян, Гаражная вилла.

Словом, Женя очень сомневался, а я была полна решимости. И улизнуть надо было быстро, пока не объявился Бадька – мне он там был не нужен. И мы пошли...

К мэрии вышли без проблем. Причём я то и дело доканывала мужа возгласами: «А вот это я помню, там ещё за тем-то то-то!», «А вот тут мы ели мороженое, а там было то-то!». Город действительно изменился мало. Прошлись и по смутно знакомой набережной, прошли и гостиницу, которая нам не досталась из-за переноса полёта – она оказалась ближе к центру и больше, но вопрос был в нескольких десятках метров, зато в нашем домике-лукошке с нами уже начинали носиться, как с писаными торбами. Выйдя к мэрии, я почему-то замешкалась – решимость моя куда-то улетучилась, и в душе что-то так тоненько заныло. Предложила сняться у мэрии. Немного посомневались, доверить ли случайному прохожему фотоаппарат, но в столь ранний час выбор был не то что бы богатый. Смущённый юноша щёлкнул нас пару раз и выглядел вполне счастливым, что помог. Чудесный сад мэра с самыми диковинными цветами мне показать Жене не удалось – опять-таки оказалось, что зима, цветов нет, и сад закрыт. Полюбовались на зелень через решётку. Мороженого, как вы помните, тоже не продавалось по причине страшных холодов в +20.

И вот знакомая стена какого-то водопроводного учреждения с облупившимися голубыми волнами, до которой мне разрешалось проводить отца утром на работу. Вспомнила только, когда увидела. И неожиданно мы и пришли – в детстве же всё кажется больше, дольше и значительнее. Улица в несколько домиков, вконец развороченный асфальт, облупленные стены и совсем проржавевшая косая табличка, которую толком прочитали только потом, с помощью Бадьки – улица Национальных Вооружённых сил. Но даже фрагменты выломанной брусчатки лежали в каком-то неуловимо знакомом порядке, ведь это были наши игрушечные крепости. И булочная была на своём месте, и пахло из неё так же, как много лет назад. Сердце сжалось, и я заплакала.

В родную дверь постучать так и не решились. Зато пообщались с булочником, который оказался сыном того старого, седоусого. Он был крайне удивлён нашему визиту, но терпеливо отвечал, что булочная перешла ему по наследству, что папа умер уже давно, а он вот тут так и работает, советские здесь жили, но в лицо он никого не помнит, а улица за всё это время названия меняла несколько раз, но вроде ржавая табличка – как раз тех времён. От булочника, собственно, большего я и не ожидала; от моих слёз он почему-то опускал глаза и чувствовал себя явно неловко. Купили офигенно вкусных пирогов у него, так с моим заплетающимся французским и не поняв до конца, с чем они. Выйдя из булочной, исполнила давнюю детскую мечту – дошла до конца улицы во двор сравнительно новых пятиэтажек, куда мама всегда строго запрещала мне ходить, прошла вдоль старого еврейского кладбища... Женя откровенно скучал, для него эта жалкая уличка и дворики не значили ровным счётом ничего.

И мы пошли в обратно в город. Нашли совершенно очаровательную булочную чисто в русско-советском стиле, который у нас нигде не сохранился: всё в белом кафеле, как операционная, и часть плиток, особенно снаружи тонко расписана насыщенно-синими узорами наподобие гжели и росписи голландской печи. Молоко и молочные продукты, впрочем, покупать как-то побоялись, да и идти домой с ними надо было бы быстро и напрямую.

В поисках пропитания неспешно пошли вдоль тёмных продуктовых лавочек, завешанных, как в сказке, связками непонятных трав, заставленных мешками и ларями. Беседовали, естественно, по-русски. Завидев лавку орешника, подошли прицениться. Старичок-орешник выбежал, махая руками: «Привьет, совьет!». Были удивлены, всё же это не Турция. Пока выбирали орехи, он бессвязно молол ещё что-то по-русски. Наивный Женя завёл было с ним на этом основании разговор, но тот только замахал руками – конечно, русского, он не знал и объяснять ему, что мы не «совьеты», было бесполезно. Зато у говорливого старичка оказались весьма соблазнительные цены на фисташки и миндаль и мы купили этого всего несколько килограммов.

По дороге домой (всё-таки волновались, что Бадька ждёт нас) увидели симпатичнейший фонтан-кораблик. Он был памятником не только тому, чем там задумал скульптор и город, но и коронному арабскому разгильдяйству: в стране, где вода всё-таки ценность, фонтан не был толком отрегулирован и вода лилась через край, полоща близлежащие улицы. Сфотографировались, как без этого.

А в холле гостиницы томился Бадька. Завидев нас, он долго качал головой, приговаривая, что гулять одним опасно, что так нельзя и тыры-пыры. Мы послушно кивали, удивляясь, что араб – а помнит договорённости. Не чета Тарику. Мордатый детина с ресепшена, прозванный нами Моссадом, качал головой и цокал языком. Через Бадьку он выспросил сразу, что мы желаем на завтрак (опять изумление!) и предложил есть у них и обеды. Заказали на завтра обед. А чтобы нейтрализовать бадькины охи-вздохи, подняли проблему моей сыпи на коже, которая появилась ещё в Алжире. Бадька всполошился, но тут же припомнил, что по соседству принимает дерматовенеролог, и унёсся договариваться о визите, условившись, что назавтра мы отправимся туда. Естественно, заручившись обещанием, что сегодня мы больше никуда не пойдём дальше морского берега.


Обсуждаем статью здесь




05

Publicēts: среда, 5 сентября 2012
Skatīts 3305





© Aizliegts izmantot materiālus bez administrācijas rakstiskas atļaujas



Рига, Латвия
Trešd., 24/05
vakars

mākoņains

/images/weather/n_2_10_0_0.jpg
10°..12°

Vējš ZR, 1-3 m/s
Atm. spiediens 757..759 mm
Ceturtd., 25/05
nakts

skaidrs

/images/weather/n_0_10_0_0.jpg
6°..8°

Vējš R, 1-3 m/s
Atm. spiediens 758..760 mm
Ceturtd., 25/05
rīts

skaidrs

/images/weather/d_0_10_0_0.jpg
12°..14°

Vējš DR, 1-3 m/s
Atm. spiediens 757..759 mm
Ceturtd., 25/05
diena

nedaudz mākoņains

/images/weather/d_1_10_0_0.jpg
18°..20°

Vējš DR, 4-6 m/s
Atm. spiediens 757..759 mm

Piedavāts Gismeteo.Ru

Tagad portalā 659 viesu un 103 lietotāju.
Ja Jums ir vispārīgi jautājumi, lietišķi piedāvājumi vai ieteikumi, uzrakstiet mums vēstuli
© KKM Klubs 2006 — 2015