Sākumlapa  |  Forums  |  Raksti  |  Blogi  |  Galerijas  |  Zīdīšanas konsultanti  |  Nodarbību saraksts
по-русски   latviski

FotoGalerija

FotoGalerija

Nodarbības un ekskursijas


nabassaite.lv





photoprint


FotoGalerija

FotoGalerija

Radošā darbnīca

Pērk un pārdod




unonia


Сюжет многих картин, принадлежащих кисти известных художников, если и не вполне ясен для современного любителя изобразительного искусства - мало кто, кроме профильных специалистов, детально разбирается, скажем, в античной мифологии или жизненных перипетиях библейских персонажей - то хотя бы не ставит в тупик. Можно понять, кто святой, а кто злодей, война это или мирное время, какие эмоции переживают герои в данный момент. Картина же, о которой я хочу вам рассказать, заинтересовала меня своей загадочностью. Ни название, ни позы действующих лиц, ни окружающая обстановка ничего не говорили мне о том, что именно происходит. Между тем, история создания этой картины охватывает четверть века, а сюжет, к сожалению, актуален и сейчас. Представляю вашему вниманию "Найденную" Данте Габриэля Россетти.

Для начала давайте познакомимся с автором этого произведения. Данте Габриэль Россетти родился в Лондоне 12 мая 1828 года. Его отец, Габриэль Паскуале Джузеппе Россетти, был уроженцем солнечной Италии. Габриэль-старший в юности занимался живописью, но затем его увлекли идеи патриотов, ратовавших за независимость своей страны, он принимал участие в революционных событиях 20-х годов 19-го века и после поражения карбонариев был вынужден покинуть родину, опасаясь за собственную жизнь. В Англии итальянский патриот и преданный поклонник Данте занялся преподаванием родного языка в Лондонском королевском колледже и женился на Фрэнсис Мэри Лавинии Полидори. Фрэнсис была дочерью - какое совпадение! - итальянского эмигранта и сестрой Джона Уильяма Полидори, который прожил на свете всего 25 лет, зато успел получить ученую степень доктора медицины, поработать личным врачом поэта Байрона и написать первый в истории литературы рассказ о вампире в прозе, причем вампир этот был изображен не мерзким чудовищем, а очень даже привлекательным и обаятельным английским лордом.

Имея такое происхождение, будучи названным в честь великого поэта и с детских лет пребывая в творческой атмосфере, трудно стать заурядной личностью и провести жизнь, скажем, за прилавком мелочной лавки. У Габриэля-старшего и Фрэнсис было четверо детей. Старшая дочь Мария Франческа - очевидно, находясь под сильным влиянием отца - написала книгу о Данте Алигьери, была подругой влиятельного историка искусства и критика Джона Рёскина, а за несколько лет до смерти вступила в англиканский женский орден. Младшая, Кристина Джорджина, стала известной поэтессой викторианской эпохи. Младший сын, Уильям Майкл, тоже подвизался на литературной ниве, занимаясь как писательством, так и критикой, а также внес немалый вклад в составление Британской энциклопедии. Наконец, автор озадачившей меня картины, Данте Габриэль, был одарен природой щедрее всех других птенцов гнезда Россетти. Он писал стихи, преподавал, занимался переводами и иллюстрациями, но широкую известность и посмертную славу приобрел как живописец и один из основателей Братства прерафаэлитов (название выражает сущность нового течения и подразумевает возврат к принципам простоты эпохи Возрождения до появления Рафаэля). Поначалу эта организация была секретной. Трое молодых художников - Россетти, Хант и Милле - встречались, чтобы обсудить свои взгляды на развитие современного изобразительного искусства, ситуация с которым, разумеется, казалась им плачевной. Затем "заговорщиков" стало четверо - Россетти пригласил младшего брата на роль летописца Братства. Со временем присоединились еще трое - художник Джеймс Коллинсон, критик Фредерик Стивенс, скульптор и поэт Томас Вулнер. Прерафаэлиты руководствовались следующими правилами:

1. Творить под влиянием искренних впечатлений.

2. Внимательно изучать натуру, чтобы уметь верно отобразить эти впечатления.

3. Быть на стороне всего ясного, серьезного и искреннего, что было создано в искусстве до того, за исключением вещей шаблонных, выставляемых напоказ, заученных и набивших оскомину.

4. Но самое главное - создавать картины и скульптуры, стремясь достичь совершенства.

Прерафаэлиты взбунтовались против духа тривиальности, царившего на выставках Академии, они мечтали о том, чтобы их картины волновали умы и трогали сердца зрителей. Члены Братства хотели вернуть искусству одухотворенную простоту и целостность, которая была, по их мнению, задавлена авторитетами от академизма. Моделями молодых бунтарей становились обычные мужчины и женщины, зачастую даже низкого происхождения, картины были насыщены множеством тщательно выписанных деталей, а отказ от традиционной техники позволял получать яркие тона, которые дошли до наших дней практически без изменений. Первым в бой вступил Данте Габриэль Россетти. В 1849 году его картина "Отрочество Девы Марии" была представлена публике за месяц до открытия ежегодной выставки Академии. Богоматерь у Россетти изображена за работой, она вышивает лилию, традиционный символ чистоты и непорочности. Новизна состоит в том, что вышивальщицы в работе обычно пользуются эскизами, Мария же вышивает с натуры: перед ней стоит ваза с цветком. Можно провести параллель с провозглашенным Братством принципом отображать непосредственные впечатления от натуры. На картине, кроме подписи автора, впервые появилась загадочная аббревиатура P.R.B.- Pre-Raphaelite Brotherhood. Также "Отрочество Девы Марии" наполнено христианской символикой, значение которой объясняется в двух стихотворениях, размещенных непосредственно на раме и в каталоге. Критики благосклонно приняли работу Россетти, углядев в ней скорее оригинальность, нежели вызов устоям. На выставке Академии Братство представляли Хант с "Риенци" и Милле с "Изабеллой" и "Фердинандом, преследуемым Ариэлем". Критики отметили влияние ранней флорентийской школы. Все три картины были проданы. Милле писал Россетти о том, что "сейчас RPB имеет значительный успех".

Однако, уже следующая выставка работ прерафаэлитов не только подверглась жестокой критике со стороны журналистов и собратьев по художественному цеху, но также вызвала волну возмущения в обществе. Сам Чарльз Диккенс, собрав весь сарказм, отмеренный ему природой, в статье "Старые лампы взамен новых" так описал картину Милле "Христос в родительском доме": "Перед вами внутренняя часть плотницкой мастерской. На переднем плане одетый в ночную сорочку отвратительный рыжий мальчишка, с искривленной шеей и распухшей, словно от слез, физиономией; вам кажется, что, играя с приятелем в какой-то сточной канаве неподалеку от дома, он получил от него палкой по руке, каковую и выставляет сейчас напоказ перед коленопреклоненной женщиной, чья внешность столь вопиюще безобразна, что даже в самом вульгарном французском кабаре и в самом дрянном английском трактире она привлекла бы к себе внимание своей чудовищной уродливостью (разумеется, если допустить, что создание с такой перекошенной шеей способно просуществовать хоть минуту). Два почти совершенно голых плотника, хозяин и поденщик, достойные товарищи этой приятной особы, заняты своим делом; мальчик, в чьем облике можно с трудом уловить какие-то человеческие черты, вносит сосуд с водой; никто из них не обращает ни малейшего внимания на выпачканную табаком старуху, которая, казалось бы, по ошибке забрела сюда вместо расположенной по соседству табачной лавочки и уныло стоит у прилавка, ожидая, чтоб ей подали пол-унции ее излюбленной смеси. Здесь собрано все уродство, какое только можно уловить в человеческом лице, фигуре, позе." Королева Виктория потребовала доставить полотно во дворец, чтобы самой составить мнение о скандальном произведении искусства. Позже Милле изменил название картины на "Плотницкую мастерскую". Ни одна работа на той злополучной выставке не была продана. Если бы не заступничество и материальная помощь Джона Рёскина, кто знает, нашли бы в себе силы оставшиеся при своих убеждениях прерафаэлиты (не все, надо сказать, достойно держали удар, были и дезертиры), чтобы идти дальше по выбранному пути... Потом с Братством происходили разные события, одни художники покидали его, другие приходили им на смену, но прерафаэлиты, несомненно, стали значительным явлением в искусстве Великобритании.

Россетти много работал. Его музой стала жена, о которой стоит рассказать особо. Элизабет Сиддал была всего на год младше Данте Габриэля. В 1849 году она прилежно трудилась в модной лавке, когда ее яркой внешностью - белоснежная кожа, рыжие волосы - был очарован художник Уолтер Деверелл и попросил ее позировать для картины "Двенадцатая ночь". Именно Элизабет является прообразом переодетой Цезарием Виолы (черты самого Россетти на том же полотне можно обнаружить во внешности шута Феста). Элизабет стала натурщицей, чьими услугами пользовались и другие прерафаэлиты, например, Милле писал с нее свою "Офелию" (в процессе создания этого шедевра Сиддал, позируя в ванне с остывшей водой, тяжело заболела, в дальнейшем простуда спровоцировала развитие туберкулеза и, вероятнее всего, стала причиной раннего ухода из жизни). В мастерской Милле Россетти и познакомился со своей будущей женой в 1852 году. Она стала его постоянной моделью. Лиззи сама неплохо рисовала, принимала участие в выставке прерафаэлитов, и Рёскин даже назначил ей стипендию за ее рисунки. А еще она писала стихи и вместе с другими художниками занималась оформлением интерьера в знаменитом Красном доме поэта Морриса в Лондоне (Моррис, к слову, был женат на другой натурщице и любовнице Россетти - Джейн Бёрден, с которой Данте Габриэль рисовал Астарту Сирийскую, Прозерпину и женщину в синем шелковом платье; история жизни Джейн тоже очень интересна, но останется "за кадром", чтобы не слишком отклоняться от главного предмета этого повествования). Со стихами же связан шокирующий эпизод из жизни Сиддал и Россетти. После смерти жены художник был безутешен. Во время церемонии прощания он положил в гроб Элизабет свою рукопись и воскликнул, что навеки прощается не только с возлюбленной, но и с поэтической музой. Однако, восемь лет спустя Россетти все же решил опубликовать книгу стихов. Могилу Элизабет вскрыли, рукопись вынули, сборник увидел свет в 1870 году.

В роли модели для "Найденной" выступила не Джейн Бёрден и не Элизабет Сиддал, а дочь кузнеца из Суссекса Фанни Корнфорт, которая заняла место Элизабет, воспользовавшись ее отсутствием, затем непродолжительное время была замужем за другим мужчиной, а после смерти Сиддал снова вернулась к Россетти и прожила с ним до самой кончины художника. Кроме "Найденной", Корнфорт позировала для картин Россетти "После поцелуя", "Прекрасная Розамунда", "Леди Лилит", "Святой Грааль", "Аурелия" и других. В отличие от Сиддал, Фанни была необразованной, любила соленое словцо и не обладала художественными талантами. Для того чтобы вплотную приступить к рассказу о "Найденной", необходимо сказать пару слов о положении женщин в викторианской Англии. В то время женщины относились к людям второго сорта, и их права немногим отличались от прав детей. Женщины не имели права голоса, не могли обращаться в суд, были отстранены от владения собственностью и даже счет в банке им не открывали. Макияж был под запретом, чистота и целомудрие считались главным украшением. Одежда не должна была выставлять напоказ достоинства фигуры, не говоря уже об обнажении хотя бы дюйма плоти. Работать женщинам тоже не полагалось, на крайний случай, они могли быть гувернантками или домашней прислугой. Основными же женскими функциями были регулярное воспроизведение потомства и ведение домашнего хозяйства таким образом, чтобы мужчина мог в приятной обстановке восстановить физические и моральные силы у семейного очага. Благопристойное поведение на людях стало при королеве Виктории основной добродетелью, респектабельность - прежде всего. При этом проституция во всех ее видах процветала повсюду. Прерафаэлиты, верные правилу правдивого отражения действительности, не остались в стороне от проблемы падших женщин.

Сюжет "Найденной" взят из поэмы Уильяма Скотта. Крестьянин приехавший в город, чтобы продать на рынке теленка, неожиданно встречает девушку из своей деревни, к которой когда-то испытывал нежные чувства. Некоторое время назад она уехала в город на заработки, но фортуна отвернулась от нее, и бывшая землячка пополнила ряды городских проституток. Нарядное открытое платье и ярко накрашенные губы не оставляют сомнений по поводу рода занятий девушки. Лицо крестьянина полно горечи, он пытается поднять проститутку с колен, но она сопротивляется, отвернувшись от него и прижавшись головой к стене. На заднем плане изображен мост как мрачное напоминание о лондонском мосте Черных братьев, с которого часто бросались в Темзу не вынесшие тягот своей доли представительницы древнейшей профессии. Теленок в телеге, накрытый сетью, еще один символ - символ невинности, которую ожидает печальная участь. Картина производит тягостное впечатление и кажется незаконченной. Действительно, Россетти начал писать "Найденную" в 1854 году и возвращался к ней до самой смерти, но так и не закончил. Первой натурщицей была горничная скульптора Манро, в картине были использованы и другие символы - например, сломанные розы, но потом они были убраны художником, а Фанни сменила первую модель. Льюис Кэрролл, водивший дружбу с Россетти, в начале 1883 года специально посетил Берлингтонскую галерею ради "Найденной" и описал свои впечатления от увиденного:"... он, держа ее за запястья, смотрит вниз с выражением боли и сожаления, осуждения и любви, это одна из самых изумительных вещей, что я когда-либо видел в живописи." Вина за грехи снова возложена на бесправную женщину. Как случилось, что она пала так низко? Что довело ее до необходимости зарабатывать хлеб насущный, торгуя собственным телом? Судя по тому страданию, с которым она отворачивается от односельчанина, чувство стыда еще не потеряно, она сознает весь ужас своего положения, но не хочет возвращаться домой, зная, что ничего хорошего ее там не ждет. Чем закончится эта борьба? Как поведут себя герои картины через несколько минут? Крикнет ли в сердцах крестьянин "да пропадай же ты пропадом!" и уедет по своим делам? Или женщина подчинится его усилиям, поднимется и покорно пойдет следом? И что станется с ней дальше, ведь вся деревня будет знать, чем она в городе промышляла? Не кинется ли через месяц несчастная в родной пруд, на берегу которого когда-то играла невинным ребенком? Вроде бы наступила полная ясность с героями и сюжетом картины, но вопросы об их дальнейшей судьбе останутся без ответов. Автор изобразил лишь один миг из реальной жизни большого города. Изобразил правдиво, без пафоса и поучающей морали. В этом, собственно, и заключается суть различий между творчеством прерафаэлитов и представителей академического искусства середины 19-го века. Сейчас картина Данте Габриэля Россетти "Найденная" находится в Художественном музее Делавэра (Delaware Art Museum) в городе Уилмингтон. Музей получил ее в дар от коллекционера Сэмюэля Бэнкрофта в 1935 году.


Обсуждаем на форуме




22

Publicēts: среда, 22 февраля 2017
Skatīts 551





© Aizliegts izmantot materiālus bez administrācijas rakstiskas atļaujas



Рига, Латвия
Trešd., 29/03
nakts

nedaudz mākoņains

/images/weather/n_1_10_0_0.jpg
0°..-2°

Vējš ZR, 2-4 m/s
Atm. spiediens 762..764 mm
Trešd., 29/03
rīts

apmācies

/images/weather/d_3_10_0_0.jpg
0°..2°

Vējš ZR, 1-3 m/s
Atm. spiediens 761..763 mm
Trešd., 29/03
diena

apmācies

/images/weather/d_3_10_0_0.jpg
2°..4°

Vējš ZR, 1-3 m/s
Atm. spiediens 760..762 mm
Trešd., 29/03
vakars

apmācies

/images/weather/n_3_10_0_0.jpg
-1°..1°

Vējš ZR, 2-4 m/s
Atm. spiediens 760..762 mm

Piedavāts Gismeteo.Ru

Tagad portalā 433 viesu un 9 lietotāju.
Ja Jums ir vispārīgi jautājumi, lietišķi piedāvājumi vai ieteikumi, uzrakstiet mums vēstuli
© KKM Klubs 2006 — 2015